Нотр Дам де Пари
Фойе             Новости             О мюзикле             Артисты             Галерея             Ссылки             Обратная связь

Дамский жанр
Премьеры мюзиклов в Москве, на первый-второй рассчитайсь!

Каждый творческий человек, знает коварство порядкового номера «два»: тяжелее всего дается вовсе не первая и не третья, а вторая роль, труднее всего написать вторую хорошую книгу, сделать второе открытие, повторить успех первого спектакля и т.д.

Самое интересное, что публика и критика тоже всегда гораздо более скептично оценивают второе произведение, нежели первое. Именно с таким настроением многие шли на русскую версию мюзикла Notre Dame de Paris. На русскую сцену Notre Dame de Paris перенесла та же команда, что два года назад произвела фурор постановкой мюзикла «Метро». Однако в отличие от тех двухгодичной давности публикаций отклики на Notre Dame по большей части кисло-сладкие, разбавленные соленым. Лом, тем не менее, на все премьерные показы шел такой, что даже в печально знаменитый день «футбольного» погрома в центре столицы никто из жаждущих билета на новый мюзикл не тронулся с места. И правильно поступили. Потому что на самом деле продюсерская группа (Александр Вайнштейн, Катерина Гечмен-Вальдек, Владимир Тартаковский) достойно выдержала испытание проектом номер два.

Это совсем иной спектакль, нежели «Метро». Тот — молодежный, тусовочный, с узнаваемыми сленговыми текстами. В Notre Dame de Paris — стильность аристократическая. Тексты — не удачно зарифмованный подстрочник, а высокая поэзия Юлия Кима. Все до единого актерские удачи заранее спрограммированы тщательнейшим кастингом, в котором непререкаемым условием было полное совпадение вокальных данных с типажностью и пластическими возможностями. Спектакль, давно утвердивший себя на европейской сцене, жестко обозначил определенное музыкальное звучание каждой роли. Скажем, как бы ни был хорош собой и актерски талантлив претендент на роль капитана Феба, столь же великолепно поющий — но не тенором, а баритоном, — он отпадал. Потому что баритональные партии — у Квазимодо и священника Фролло, при этом у них совсем иные возрастные, внешние и пластические критерии, которым должны соответствовать исполнители.

В кастинге приняли участие и молодые актеры, занятые в «Метро». Среди них ясно заявившая себя превосходной вокалисткой обладательница «Гран-при» «Славянского базара-2001» Теона Дольникова и совсем юная, не дотягивающая даже до истинного возраста Эсмеральды, Света Светикова, девочка с мощным голосом и пластикой профессиональной балерины. Обе героини великолепны.

Самым крутым считается попасть на тот состав, в котором поют Антон Макарский (Феб), тоже вышедший из «Метро», Александр Маракулин (Фролло) и лидер группы «Танцы минус» Владислав Петкун (Квазимодо). Сладко-мелодичный (а именно такова музыка Кочанте) Петкун поначалу вызывает некоторый шок, на смену которому приходит искреннее уважение, поскольку и в такого рода, казалось бы, несвойственном ему вокале Петкун абсолютно органичен и как драматический актер тоже обходится без «подпорок». Хотя если по части драматизма, тогда все-таки нужно идти на Квазимодо Валерия Яременко, который вот уже много лет — замечательный Иуда в спектакле Театра имени Моссовета «Иисус Христос — суперзвезда».

И, конечно, «те, кто понимают», должны пойти на Notre Dame de Paris из-за света. Для русской версии приобретена световая установка самой последней модификации, таких пока по всему миру, как говорится, раз, два — и все.

...Скорее всего, и после летнего перерыва в новом театральном сезоне зрители Notre Dame de Paris не придут к консенсусу. Спектакль вряд ли устроит меломанов, воспитанных на угловатости рока и диссонантности современного симфонизма и оттого не воспринимающих ровный мелодизм Ричарда Кочанте. Но зато спектакль восхитит приверженцев европейской стильности «до кончиков ногтей».

С Notre Dame de Paris «Губы» объединяет забавная вещь: исполнительница главной роли в «Губах» Анастасия Стоцкая в Notre Dame de Paris поет партию Флер де Лис.

Что касается «окаянных губ» (у кого не на слуху популярная песня уже упомянутого выше Юлия Кима?), то губы в спектакле, действительно, окаянные. Принадлежат они безнравственной нимфетке Магде, погубившей жизни слабого, нелепого, но доброго человека, коллекционера Бруно Кречмара, и всей его семьи.

Сергей Проханов переложил на сценический язык «Камеру обскура» Владимира Набокова, усугубив в ней «лолитовскую» тему. Александр Журбин написал к ним музыку. Получился мюзикл, имеющий точного адресата, принципиально иного, чем зритель «Метро» и Notre Dame de Paris. Хотя и зрителей тех спектаклей можно будет увидеть в «Луне». Но это яростные поклонники жанра, не пропускающие ничего, что в нем создается.

«Губы» — респектабельный мюзикл, созданный для респектабельной публики, какая по большей части и посещает этот театр, в буфете которого шампанское всегда охлажденное, а кофе — натуральнее не бывает... За основу спектакля взято произведение, рассказывающее о трагедии мужчины за сорок, у которого седина в голову, бес в ребро — проблема, как известно, вечная. Возраст наших российских буржуа как раз тот самый: 35, 40, 50... Правда, наши лолиты, несмотря на «ноги от шеи», все-таки скромнее и непрезентабельнее, хотя встречаются и акулы, подобные героине спектакля.

Погоду мюзиклу делает дамская его часть. В спектакле четыре «лолиты»: основная — Магда (Анастасия Стоцкая) и три ее товарки (Ксения Большакова, Екатерина Партугимова и Дарья Цыпляева). Четыре чертовки в коротких юбчонках лихо поют и танцуют, задавая действию яростный драйв и динамику. Правда, во втором действии главная «лолита», когда ей по сюжету нужно быть уже откровенной гадиной и садисткой, измывающейся над больным Бруно, слегка теряет кураж... Ну а главное открытие спектакля — юная Земфира Жемчужная, играющая маленькую Ирму, не перенесшую предательства отца, бросившего ее и мамочку Аннелизу (Ирина Малышева). Эльф с хрустальным голосом и кошачьей пластикой, сводящей с ума мужчин, стопроцентно набоковская героиня!

Но вообще, играть мюзикл в столь маленьком зале, на крохотном сценическом пятачке, лицо в лицо со зрителем — это риск колоссальный: ничего не скрыть, не сделать «в проброс». Так что «безумству храбрых...»

№ 32 11 августа 2002
Галина Облезова
журнал «Новое время»


Сайт о мюзикле Нотр-Дам де Пари в Яндекс.Каталоге

© 2010—2012 notr-dam.com. Наши друзья