Нотр Дам де Пари
Фойе             Новости             О мюзикле             Артисты             Галерея             Ссылки             Обратная связь

Паразит на теле музыки

В мюзикле «Собор Парижской Богоматери» все добродетели сосредоточены в музыкальной стихии — романтической, воздушной, волнующей музыке Ришара Кошанте. С чудесами вокальной техники Александра Маракулина (Фролло) и Вячеслава Петкуна (Квазимодо) можно связать успех российской версии. И переводчик Юлий Ким постарался на славу: его русские слова звучат нежно, как французские, наборы глухих и шипящих звуков складываются в благостные созвучия, песня уютно плывет по мягким волнам музыки, ни разу не поцарапав слух.

И все же впечатлительный зритель, уже знакомый с «Норд-Остом», «Юноной» или даже с «Дракулой», слышавший о падающих на публику люстрах в «Призраке Оперы» и разнообразии кошачьих гримов в «Cats», будет жестоко разочарован. Спектакль безжалостно портит порочная западная практика продажи музыки вместе с режиссурой: мюзиклы во всем мире идут в однообразных декорациях и мизансценах. В «Соборе» режиссура, поселившаяся, как паразит, на теле музыки, не просто не дотягивает до ее высокого уровня, но и решительно портит впечатление. Уж не потому ли мюзикл просуществовал на западной сцене всего четыре года — не в пример операм-долгожителям Уэббера?!

Мнимо оригинальный концертный стиль исполнения на самом деле только прикрывает кромешное отсутствие зрелищности. Здесь нет ни спецэффектов, ни перемен декораций, ни буйства света, актеры почти не взаимодействуют друг с другом и ограничены в движениях. Недостаток действия иногда замещают танцоры кордебалета — местами интересные, но чаще сводящие иллюстративные танцы к акробатическому рок-н-роллу. Показательна мизансцена к музыкальному диалогу «Belle», вошедшему в жесткую радиоротацию. Трое мужчин здесь однообразно признаются Эсмеральде в любви. Цыганка лежит на авансцене, и к ней медленно, но верно приближаются: из левого угла Квазимодо, как шахматный слон, строго вышагивая по диагонали; из правого угла не менее слоноподобно выползает Феб; по центру неумолимо, как прямоходящая ладья, ковыляет Фролло.

Подводя итоги, выставим музыке пять звезд, режиссуре — одну.

P.S. Не покупайте билеты в последние ряды амфитеатра, куда определила журналиста «ВД» пресс-служба. В лучшем случае вы увидите нижнюю треть сцены, в худшем — ноги без головы.

Павел Руднев
журнал «Ваш Досуг», 2002 г.
«Красавица и чудовище: вечный миф имеет продолжение»


Сайт о мюзикле Нотр-Дам де Пари в Яндекс.Каталоге

© 2010—2012 notr-dam.com. Наши друзья